РПЦ МП Тихвинская Епархия

Подворье Антониево-Дымского монастыря

Церковь Покрова на Боровой

Русская Православная Церковь | Московский Патриархат | Тихвинская Епархия

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой

Протоиерей Павлин Матвеевич Смирнов

Написано по материалам:

М.В. Шкаровский. Пензенский и Петербургский новомученик, протоиерей павлин Смирнов.

Научно-богословский журнал «Нива Господня» Вестник Пензенской Духовной Семинарии. Выпуск 3 (9) 2018.

Жизнь и деяния новомученика протоиерея Павлина Матвеевича Смирнова, тесна связана с Пензенской и Санкт-Петербургской епархиями и храмом Покрова Пресвятой Богородицы, где он служил вторым священником с 10 мая 1912 года по 04 октября 1915 года.

В настоящее время собираются материалы для его прославлении в лике святых.


Одним из пастырей, духовно соединяющих Пензенскую и Санкт-Петербургскую епархию, был оставивший по себе светлую память новомученик протоиерей Павлин Матвеевич Смирнов.

Он родился в 1873 г. в Енисейской губернии в семье священника, с 15 августа 1887 по 9 июня 1894 гг. обучался в Томской духовной семинарии, после окончания которой со степенью студента был 26 сентября 1894 г. рукоположен в сан священника в Покровской церкви г. Барнаула с назначением на старшее священническое место.

С 26 сентября 1894 г. по 20 сентября 1895 г. отец Павлин работал заведующим и законоучителем Барнаульской городской церковно-приходской школы.

20 мая 1895 г. он был перемещён, согласно прошению, к Барнаульскому Петропавловскому собору.

С 5 мая 1895 по 28 ноября 1907 г. иерей также являлся сотрудником Епархиального попечительства о призрении бедных духовного звания.

С 20 мая 1895 по 2 марта 1897 г. – законоучителем при соборной Петропавловской школе грамотности.

С 1 января 1896 по 16 января 1897 г. – членом Барнаульского отделения Епархиального училищного совета.

16 января 1897 г. отец Павлин был согласно прошению, перемещён к Введенской церкви Павловского завода Алтайского горного округа кабинета Его Величества. При этом пастырь продолжил активную духовно-просветительскую и общественную деятельность: в частности, с 2 апреля 1897 по 5 августа 1898 г. работал законоучителем двух одноклассных школ при Павловском заводе: горнозаводской и церковно-приходской.

5 августа 1898 г. он был назначен штатным епархиальным миссионером Томской епархии с причислением к Барнаульскому Петропавловскому собору, а с 17 августа 1900 по 3 ноября 1907 гг. также являлся благочинным 35-го округа Томской епархии и вновь членом Барнаульского отделения Епархиального училищного совета, а в 1904 –1906 г. – законоучителем Барнаульской женской гимназии.

В сентябре 1905 г. священник ездил в европейскую часть России для присутствия на миссионерских съездах, а в июле 1906 г. был командирован для участия в миссионерском съезде (курсах) в г. Омске, где состоял лектором. В этот период он был награждён: набедренником (8 сентября 1900 г.), скуфьёй (24 июня 1903 г.) и камилавкой (6 мая 1907 г.).

В сентябре 1907 г. иерей Павлин Смирнов переехал в столицу Российской империи и стал студентом Санкт-Петербургской Духовной Академии. С 27 ноября 1907 г. он одновременно с учебой служил священником церкви городского арестного дома.

В июне 1911 г. отец Павлин окончил Духовную академию со степенью кандидата богословия и 24–26 августа был назначен преподавателем обличительного богословия, истории старообрядчества и сектантства Томской духовной семинарии, но в том же году освобождён от этого назначения (официально 10–15 ноября), и временно остался в Санкт-Петербурге.

С 1 сентября 1911 г. он работал законоучителем Выборгского восьмиклассного коммерческого училища и Колтовской фабрично-заводской школы Императорского Русского технического общества и одновременно служил в церкви Санкт-Петербургского арестного городского дома.

С 25 января 1912 г. пастырь также работал законоучителем детского приюта в память Ф. П. Родоканаки.

20 февраля 1912 г. отец Павлин был назначен настоятелем Воскресенской церкви вокзала г. Тифлиса (Тбилиси) и с февраля по 1 мая 1912 г. также являлся благочинным храмов Закавказской железной дороги.

В мае 1912 г. иерей окончательно вернулся в Санкт-Петербург, и 10 мая был назначен вторым священником братского храма Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой улице.

С 1 сентября 1912 г. он также работал законоучителем Санкт-Петербургской частной гимназии и реального училища доктора Н. П. Шеповальникова, а с 8 марта 1913 г. — штатным учителем ряда средних учебных заведений Министерства народного просвещения. Помимо духовного, отец Павлин получил и высшее светское образование, окончив в сентябре 1913 г. Санкт-Петербургский Императорский Археологической институт со званием его действительного члена.

6 мая того же года он был награждён наперсным крестом от Святейшего Синода (указ от 1 апреля).

4 октября 1915 г. уже имевший большой пастырский опыт священник Павлин Смирнов был назначен вторым по времени настоятелем известного в столице храма святителя Николая Чудотворца и мученицы царицы Александры при Путиловском заводе. С 1916 г. он также исполнял обязанности благочинного Занарвского столичного округа, а 26-27 июля 1917 г. был утверждён благочинным этого округа. Кроме того, пастырь работал законоучителем Путиловского коммерческого училища. При нём – в 1916 г. при храме было создано церковное братство Воскресения Христова, с этого года издававшее «Путиловский приходской листок».

2–11 августа 1917 г. отец Павлин Смирнов был возведён в сан протоиерея. Он проживал вблизи церкви со своей семьёй: женой Еленой Филипповной Смирновой (1876 года рождения) и шестью детьми — Ольгой (1896 года рождения), Борисом (1899 года рождения), Николаем (1901 года рождения), Анатолием (1904 года рождения), Владимиром (1910 года рождения) и Ниной (1911 года рождения).

К началу Февральской революции 1917 г. в состав причта Путиловской церкви, кроме отца Павлина, входили: священники Николай Гришнов и Василий Нечаев, диаконы Николай Петропавловский, Константин Тимофеев и Николай Давыдов.

Октябрьский переворот 1917 г. и установление советской власти послужили началом новой – тяжёлой и трагичной – главы в истории Путиловского храма. Церковная политика Совета народных комиссаров основывалась главным образом на двух предпосылках: мировоззренческой несовместимости марксизма с религиозной верой и отношении к Русской Православной Церкви как к союзнице царизма, а после его свержения – стороннице эксплуататорского строя, подлежащего ликвидации. Основы будущего, почти бесправного положения всех религиозных организаций заложил опубликованный 23 января 1918 года декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», первоначально называвшийся «О свободе совести, церковных и религиозных обществах». В декрете были пункты, вызванные прежде всего политическими и идеологическими соображениями: запрещение религиозным обществам владеть собственностью, лишение их прав юридического лица, национализация всего церковного имущества и капиталов.

Первые годы после Октябрьского переворота приходская жизнь храма продолжала оставаться очень активной. Так, 21 февраля 1918 г. протоиерей Павлин Смирнов в своём заявлении в правление Епархиального свечного завода об увеличении отпуска муки указал на значительное количество проводимых богослужений: «Ввиду заявления церковно-хозяйственного комитета нашего храма имею честь просить Правление увеличить отпуск муки для печения просфор для церкви Путиловского завода. В нашей церкви служба ежедневная и, кроме того, очень часто в будничные дни бывает по две обедни. В праздничные, а иногда и воскресные дни литургий служить иногда приходится по три, как, например, в Великий пост для очень большого количества причастников…».

Отец Павлин оставался на посту настоятелем Путиловской церкви до конца августа – начала сентября 1918 г. Последнее его прошение к митрополиту Петроградскому и Гдовскому Вениамину (Казанскому) в качестве благочинного Занарвского округа датировано 12 августа этого года. Вскоре отец Павлин по неизвестным причинам приехал или, что более вероятно, был насильственно перевезён после ареста в Петрограде в Пензенскую губернию.

Летом 1918 года советские власти особенно опасались антибольшевистских волнений рабочих Путиловского завода, который считался важнейшей «пролетарской твердыней» Петрограда. Эти опасения имели серьёзные основания. В июне 1918 г. рабочие Обуховского завода и моряки Минной дивизии попытались поднять антибольшевистское восстание, при возможном участии путиловцев. В июле ЧК разгромила влиятельную антибольшевистскую организацию – Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда, в которой путиловцы играли значительную роль. Вероятно, в связи с этими обстоятельствами в августе-сентябре были арестованы три священнослужителя, имевших особенно большое духовное влияние на рабочих Путиловского завода. В воспоминаниях архимандрита Феодосия (Алмазова) отмечается: «В 1918 г. особенно яркими были проповеди о. Клеандрова, настоятеля Путиловского храма, около знаменитого Путиловского завода. «Это вы, – говорил он путиловцам, – это вы дали торжество безбожию и грабежу». И погиб мучеником. Его имя Борис. Его расстреляли». В написанные в 1930-е гг. воспоминания архимандрита Феодосия вкрались ошибки, и, возможно, он имел ввиду отца Павлина. Протоиерей Борис Макарович Клеандров с 1911 г. беспрерывно служил в Серафимовской церкви за Нарвской заставой и никакого отношения к Путиловскому храму не имел. Впрочем, отец Борис действительно был расстрелян в Петрограде в конце 1918 г.

Следует отметить, что развернувшийся в конце лета – осенью 1918 г. так называемый «красный террор» в северной столице России был очень жесток. Самым непосредственным образом затронул он и духовенство. Массовые репрессии священнослужителей в Петрограде начались в начале августа – ещё до официального объявления красного террора. Были арестованы священномученик протоиерей Философ Орнатский (вместе с двумя сыновьями), священномученик протоиерей Алексий Ставровский, протоиереи Павлин Смирнов, Борис Клеандров, священники Вячеслав Силин, Николай Сперанский, Александр Николаев, Алексий Ливанский, Петр Успенский, Николай Платонов, Александр Дубровский, диакон Николай Петропавловский и несколько монашествующих.

По приблизительным подсчетам канадского историка Д. В. Поспеловского, в 1918-1920 гг. было убито не менее 28 архиереев, несколько тысяч священников и монашествующих и 12 тысяч мирян, в основном из союзов защиты Церкви и братств верующих. По подсчётам же сотрудников Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в конце 1917–1919 гг., были репрессированы 20 тысяч священнослужителей и мирян, в том числе 15 тысяч расстреляны.

Основной причиной подобных бессмысленных акций являлось засилье левацких, военно-коммунистических настроений в партийной и советской среде – в надежде на скорую мировую революцию её рьяные приверженцы пытались как можно быстрее разрушить бастионы реакции в России, одним из которых считали и религию. Руководству РКП(б) была присуща склонность к тоталитаризму, стремление к монополии на безграничную власть, на право господства во всех областях жизни общества, включая духовную сферу. Церковь виделась им непримиримым соперником, которого следовало безжалостно убрать со своего пути.

Жертвой этих бессмысленных жестоких акций пал и новомученик протоиерей Павлин Смирнов. Известно, что в начале осени 1918 г., в период «красного террора», он содержался под арестом в Пензе местными советскими властями и был расстрелян 25 октября того же года по постановлению Пензенской губернской ЧК «за распространение контрреволюционных брошюр, призывающих к объединению вокруг церкви для борьбы с советской властью, автором брошюр являлся сам Смирнов»

Таким образом, пастырь погиб за Веру Христову. Сведения о его гибели проникли и за границу. Ранее служивший в Пензе священномученик архиепископ Рижский Иоанн (Поммер) в 1930 г., в одной из своих бесед с верующими отмечал: «Арестованный в Петрограде протоиерей Путиловского завода Павлин Смирнов расстрелян в Пензе, причём в списке… он был отмечен не протоиереем, а просто гражданином Павлином Смирновым».

Память о новомученике отце Павлине сохраняется и в современном приходе Путиловской церкви.

В настоящее время собираются материалы для его прославлении в лике святых.

 

Литература:

  1. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб). – Ф. 678. – Оп.1. – Д. 1370.
  2. Российский государственный исторический архив (РГИА). – Ф. 802. – Оп. 16. – Д. 548. – Л. 31.
  3. Известия по Санкт-Петербургской епархии. 1912. № 5.
  4. ЦГИА СПб. – Ф. 678. – Оп.1. – Д. 1370.
  5. Известия по Петроградской епархии. 1915. № 41–42; 1917. № 34.
  6. ЦГИА СПб. – Ф. 678. – Оп.1. – Д. 1370; Путиловский приходской листок. 1916. № 6. С. 5; № 7–8. С. 7; № 9–10. С. 2–3; № 11. С. 1; № 12. С. 1, 9; 1917. № 11–12. С. 13; Весь Петроград. Пг., 1917. Ст. 402.
  7. Весь Петроград. Пг., 1917. С. 402–403.
  8. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и крестьянского правительства РСФСР. 1918. – № 18. с. 263.
  9. Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб). – Ф. 1221. – Оп. 1. – Д. 11. – Л. 70.
  10. Архимандрит Феодосий (Алмазов). Мои воспоминания (Записки соловецкого узника). – М., 1997. с. 35.
  11. ЦГА СПб. – Ф. 143. – Оп. 1. – Д. 83. – Л. 7.
  12. Поспеловский Д.В. Подвиг веры в атеистическом государстве. – М., 2004. С. 70–71.
  13. Доклад А. Емельянова на конференции Свято-Тихоновского гуманитарного университета в ноябре 2007 г.
  14. Дворжанский А., Зелёв С., протоиерей Владимир Канев. Праведной верою жив будет. Пензенский мартиролог пострадавших за веру Христову. – Пенза, 2014. С. 435.
  15. Известия Пензенского губисполкома. 1918. 1 ноября. № 230.
  16. Архиепископ Иоанн (Поммер). Беседа в неделю Православия // Вера и жизнь. 1930. – № 3. С. 39.
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Календарь
Поиск
Метки
Управление