РПЦ МП Тихвинская Епархия

Подворье Антониево-Дымского монастыря

Церковь Покрова на Боровой

Русская Православная Церковь | Московский Патриархат | Тихвинская Епархия

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой

Преподобномученица Мария (Лелянова), монахиня. Святая Мария Гатчинская.

Дни памяти

Икона преподобной Марии Гатчинской с частицей мощей

Икона преподобной Марии Гатчинской с частицей мощей

В истории русской святости имя преподобномученицы Марии Гатчинской стоит в одном ряду с именами таких святых, как святые блаженные Ксения Петербургская и Матрона Московская. Пораженная в юности тяжелым неизлечимым недугом, святая страдалица стяжала благодатные дары утешения, прозорливости и молитвенной помощи скорбящим и страждущим. Почитание матери Марии еще при жизни было настолько велико, что место ее молитвенного подвига привлекало паломников со всех концов России. Уже тогда, в годы безбожного лихолетья, ее именовали не иначе, как «святая мать Мария», настолько очевидными были ее духовные дарования и чудеса, являемые по ее молитвам.

В 1874 году в Санкт-Петербурге, неподалеку от Новодевичьего монастыря, в доме № 101 по Забалканскому проспекту в семье владельца сургучного завода Александра Ивановича Лелянова родилась девочка, получившая в крещении имя Лидия.

В шестнадцать лет Лидию поразил тяжелый недуг — болезнь Паркинсона, которая стала следствием заболевания энцефалитом. На выпускные экзамены в женской гимназии девушку привезли уже в инвалидной коляске.

Не помогли долгие курсы лечения, болезнь продолжала неумолимо отнимать телесное здоровье. Лидия перестала владеть ногами и вынуждена была лежать, так как сидеть ей не давала постоянная боль во всем теле. Постепенно и руки ей отказали, а всё тело ссохлось. Только голова и лицо оставались не тронуты болезнью. Лицо было, по воспоминаниям современников, благообразным и светлым.

Болезнь будущей матери Марии протекала необычно, в чем видится особое действие Промысла Божьего, поскольку этот тяжелый недуг не приобрел тех форм, которые обычно бывают неизбежными и, кроме поражения телесного, приводят также к разрушению личности.

Как отмечал первый составитель жизнеописаний многих Новомучеников и Исповедников Российских протопресвитер Михаил Польский, «оказавшись полным физическим инвалидом, (мать Мария) не только не деградировала психически, но обнаружила совершенно необычные, не свойственные таким больным черты личности и характера: она сделалась чрезвычайно кроткой, смиренной, покорной, непритязательной, сосредоточенной в себе, углубилась в постоянную молитву, без малейшего ропота перенося свое тяжкое состояние».

После того как Лидия полностью потеряла подвижность, она по совету врачей вместе с сестрой и матерью переселилась в императорский пригород — Гатчину. Зеленому двухэтажному деревянному дому неподалеку от Гатчинского Павловского собора суждено было стать местом монашеского и исповеднического подвига преподобномученицы Марии Гатчинской, местом паломничества сотен людей.

святая Мария Гатчинская

Преподобномученица
Мария Гатчинская

На стенах большой комнаты, которая служила приемной и прилегала к келье матери Марии, можно было увидеть фотографии священномученика митрополита Петроградского Вениамина и митрополита Петроградского Иосифа (Петровых). Владыка Вениамин написал на своей фотографии: «Глубокочтимой страдалице матушке Марии, утешившей, среди многих скорбящих, и меня грешного». Владыка Иосиф оставил на своей фотографии большую выписку из своего духовного дневника «В объятьях Отчих».

Именно по благословению священномученика Вениамина раба Божия Лидия была пострижена в монахини с наречением имени Мария в честь преподобной Марии Египетской. Ровно десять лет после принятия ангельского чина продолжалось ее благословенное Господом служение. «Мать Мария пользовалась большой известностью, к ней приходила масса народу, особенно из окружающих деревень», — вспоминает один из современников. Вдова вице-адмирала Сильман на следствии показала: «Живу я в городе Красногвардейске [Гатчине] 25–26 лет, за это время уже давно слышала, что в городе по улице К.Маркса [Багговутовской] живет Мария, которая слыла в городе как исцелительница и святая. Нередко меня останавливали прохожие и священники и спрашивали, где живет святая Мария». Как явствует из материалов следственного дела, фотографии подвижницы «распространялись по всему СССР». «Посещало мать Марию очень много народу, — показывала на следствии Александра Ивановна Анц, — служились у нее на квартире молебны и бывало духовенство. В городе она пользуется большой известностью, и если она помолится, то после всё сбывается. Поэтому к ней ходит народ и просит помолиться для того, чтобы исполнилось какое-либо желание».

Живую картину служения монахини Марии запечатлел в своих воспоминаниях профессор Иван Михайлович Андреевский, побывавший в марте 1927 года у праведницы. Он пожаловался матери Марии на приступы тоски, на что та сказала ему: «Тоска есть крест духовный – посылается она в помощь кающимся, которые не умеют раскаиваться, то есть после покаяния снова впадают в прежние грехи… А потому – только два лекарства лечат это, порой крайне тяжкое, душевное страдание. Надо или научиться раскаиваться и приносить плоды покаяния, или со смирением, кротостью и терпением и великой благодарностию Господу нести этот крест духовный, тоску свою, памятуя, что несение этого креста вменяется Господом за плод покаяния… А ведь какое это великое утешение – сознавать, что тоска твоя есть неосознанный плод покаяния, подсознательное самонаказание за отсутствие требуемых плодов. От мысли этой – в умиление придти надо, и тогда тоска постепенно растает, и истинные плоды покаяния зачнутся…». На этих глубоких, бесценных словах лежит отпечаток святоотеческой мудрости, глубокого смирения и личного опыта терпения скорбей, приведшего мать Марию ко всецелому покаянию перед Господом и полной покорности Его святой воле. Сила слов и молитвы матери Марии была такова, что посетитель, по его собственному признанию, вышел от нее «другим человеком». Андреевский, сам получивший утешение от матушки Марии, был также свидетелем ее чудесного воздействия на других. «Юноша, унывающий после ареста и ссылки отца-священника, вышел от матушки с радостной улыбкой, сам решившись принять сан диакона. Молодая женщина от грусти пришла к светлой радости, также решившись на монашество. Пожилой мужчина, глубоко страдавший от смерти сына, вышел от матушки выпрямленный и ободренный. Пожилая женщина, вошедшая с плачем, вышла спокойная и твердая». И таких людей были не десятки, а многие и многие сотни.

Постепенно вокруг матери Марии создается православное сестричество, сестры которого занимались молитвой, чтением и изучением Священного Писания и делами милосердия. Сестричество это называлось кружком почитания отца Иоанна Кронштадтского.

После кончины первого духовника матери Марии, известного миссионера и исповедника православной веры протоиерея Иоанна Смолина, духовником матери Марии становится молодой батюшка отец Петр Белавский (1892–1983). Отец Петр был рукоположен во священника священномучеником митрополитом Вениамином 19 декабря — 1 января 1921 года. Таким образом, и он, и матушка Мария получили благословение на служение у этого святого архиерея. После 1927 года и отец Петр, и мать Мария стали сторонниками митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), сохраняя вместе с тем верность Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Петру (Полянскому).

Духовное окормление отцом Петром матушки Марии и сестер Иоанновского кружка длилось без малого три года. Осенью 1929 года он вместе с главой петроградских «иосифлян» архиепископом Димитрием (Любимовым) был арестован и затем отправлен на Соловки. С заключенным на Соловки отцом Петром мать Мария поддерживала переписку.


Письмо Матери Марии

«Христос посреди нас! Возлюбленный, дорогой мой отец! Как ты порадовал меня своей всесторонней весточкой! Но зачем удивляешься, что у тебя меняется настроение? Посмотри на прекрасное небо! Сейчас оно чистое и голубое, но вот являются огромные облака, точно белоснежные глыбы, прикрепленные к своду. И это сменяется белыми барашками, и вдруг появляются черные тучи с медным отливом. Довольно скоро они сгущаются; в природе темно. У всего живого мира делается тревожное состояние. Тучи давят мозг и сжимают сердце. Но вот поднялся ветер, грянул гром и полился обильный дождь. Небо прояснилось, выглянуло солнышко, воздух очистился, повеяло приятной свежестью. Всё оживилось, и человек воспрянул духом. Не то ли самое бывало с нами, в нашей внутренней природе? Вот то же самое испытываешь и ты, родной, и многие, и я, неключимая: после пролитых горячих слез очищается наше сердце и становится легко-легко. Как много милости у Всемогущего! Вчера видела твою дорогую матушку. Она выглядит хорошо, а главное, спокойна. Конечно, ее много утешают детки, да такие интересные, как ваши. Асенька — большое утешение для родителей, а Шурочка интересная и забавная. Как хорошо для тебя время бежит! Не знаю, когда придет мое письмо. Может быть, на Пасху? Так я заранее с тобой христосуюсь, дорогой мой отец. Сестры-птенцы низко кланяются, поздравляют, и все целуют твою руку. Скажу несколько слов о себе. Здоровье сильно ухудшилось. Чувствуется болезненность во всём, стала «недотрога». Но все же Господь милостив ко мне. Счастье вас не оставило на севере. Счастье в том, что живете среди природы. Природа — родная мать, которая воспитывает, утешает и радует. Сейчас оттаяли мои стекла, и я сквозь мое маленькое окошечко вижу частичку природы. В этом — большое утешение. Дух дышит везде, и не было ни одного дня, чтобы не вспомнили тебя. Господь всё видит и слышит. Да будет всё святое и сильное с тобой, мой дорогой отец. С христианской душой любящая тебя Лидия. Низкий поклон о. В.«( о. В. — это протоиерей Василий Верюжский (1874−1955); богослов, один из лидеров иосифлян, после войны — в патриаршей Церкви, заведующий кафедрой византологи ЛДА)


Она диктовала свои письма сестре Юлии. Из одного из писем мы узнаем, что и после ареста отца Петра кружок вокруг матери Марии продолжал существовать, а также, что ее физические страдания невероятно усилились, и даже любое прикосновение вызывало сильную боль. «Сестра и птенцы низко кланяются, поздравляют, целуем твою отеческую руку. — Говорится в письме. — Скажу несколько слов о себе. Здоровье сильно ухудшилось; чувствуется болезненность во всем, стала недотрога, но всё же Господь милостив ко мне».

Дочь отца Петра Белавского Ксения Петровна свидетельствовала, что, когда они с матерью Ксенией Васильевной и сестрой Александрой приходили к матери Марии, Ксения Васильевна предупреждала девочек, чтобы ни в коем случае они не сделали неосторожного движения: не толкнули кровать, на которой лежала мать Мария или не задели ее саму, так как любое прикосновение приносило ей тяжкие физические страдания. Это подтвердит и медицинское заключение, сделанное главврачом дома предварительного заключения…

18 февраля 1932 года повсеместно прошли массовые аресты монашествующих. А на следующий день, в пятницу 19 февраля, арестовали и мать Марию с сестрой Юлией Александровной. В постановлении на арест матери Марии прямо вменялось в вину исповедание веры: «Участвует на нелегальных сборищах, где читается евангелие, на которые приглашается местное население и в беседах на религиозные темы ведет антисоветскую пропаганду».

Как вспоминали современники, «мать Марию волокли со второго этажа их дома два чекиста, прямо по полу, несмотря на ее крики от боли, погрузили в грузовую машину и увезли в Ленинград».

Можно представить, какие невероятные физические страдания испытывала мать Мария и во время ареста, и во время транспортировки в кузове промерзшего грузовика по ухабистой дороге. Страдалицу привезли в больницу, которая находилась на Фонтанке и называлась больницей им. 25 октября (бывшая Александровская). Здесь главным врачом было подписано медицинское освидетельствование тяжелого заболевания матери Марии, в котором, между прочим, говорилось, что больная нуждается в постоянном уходе не менее двух человек и подлежит переводу в гражданскую больницу или в дом призрения… Но жестокий механизм не дал обратного хода…

Монахине Марии было предъявлено стандартное обвинение по статье 58/10 по делу «группы монашек Вохоновского, Нежадовского монастырей, Покровского подворья Пятогорского монастыря и Сергиевой пустыни».

На самом же деле причиной ареста было огромное духовное и общественное значение матушки Марии. Она «была настолько популярна, что ее считают даже ясновидящей и предсказательницей… Слава ее святости была большая и далеко за пределами района».

Действительно, какую опасность для властей могла представлять прикованная к постели монахиня-инвалид? Тем не менее безбожные власти эту опасность осознавали. Духовная сила и авторитет, а также полная безбоязненность матери Марии были страшны богоборцам. К ней обращали взоры те, кому требовалось укрепление в противостоянии явно антихристианскому миру, насаждаемому на месте Святой Руси. Видя смиренное ежедневное мученичество и неземной дар Божественной любви матери Марии, а также твердое стояние в вере, страждущие чувствовали живое дыхание Духа Божия, воочию созерцая, как немощное мира избрал Богчтобы посрамить сильное (1 Кор. 1, 27). И это живое веяние благодати укрепляло их на путях исповедничества.

Показания жителей Гатчины дали коллегии ГПУ вполне ясную картину жизни и служения матери Марии. Мать Мария заявила следователю, что по религиозным убеждениям она является истинно православной и что не считает нужным молиться за советскую власть, потому что самой власти это не нужно. 22 марта 1932 года коллегия ОГПУ приговорила мать Марию к ссылке.

Но Господь избавил мученицу от дальнейших страданий. Однажды тем, кто носил передачи для матери Марии, было объявлено: «Скончалась в госпитале». По сведениям из архива ЗАГСа, смерть последовала 17 апреля 1932 года. Честные останки блаженной страдалицы были выданы ее невестке. Похоронить тело матери Марии было велено без огласки.


Погребение состоялось на Смоленском кладбище неподалеку от часовни Ксении Петербургской.

Могила Матушки Марии

Могила Матушки Марии

 

Буквально сразу после погребения, смиренная могилка страдалицы стала местом непрекращающегося паломничества верующих людей. Начало этому почитанию положил убиенный протоиерей  Алексий Западалов, служивший в самом начале 20-го века в Гатчинском Павловском соборе. Он лично и в сослужении многих других священнослужителей совершал панихиды на могиле мученицы.

Фото протоиерея Алексия Западалова из следственного дела

Фото протоиерея Алексия Западалова из следственного дела

Служение панихид на могиле мученицы, принявшей смерть за веру, было открытым вызовом богоборческим властям. Образ матери Марии призывал к исповедничеству даже до смерти за Христа, которую многие из её почитателей удостоились принять. Эти служения были безстрашными свидетельствами веры и безкомпромиссного стояния в истине за Церковь Христову, ведь меньше чем через месяц после мученической кончины матушки, 15 мая 1932 года, декретом правительства за подписью Сталина была объявлена «безбожная пятилетка», которая поставила цель: к 1 мая 1937 г. «имя Бога должно быть забыто на территории страны». Репрессии 1930-х годов затронули уже всех верующих: и лояльных, и нелояльных, и православных, и иноверных.
На поклон к Матушке. Смоленское кладбище. 2015 г.

На поклон к Матушке. Смоленское кладбище. 2015 г.

Несмотря на полный разгром общин сторонников митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), не принявших, как и мать Мария, декларацию митрополита Сергия о сотрудничестве с советской властью, почитание матери Марии продолжало сохраняться в церковном народе. Гатчинские старожилы рассказывают, что приезжая на Смоленское кладбище поклониться блаженной Ксении, паломники непременно шли потом помолиться на могилку матушки Марии Гатчинской.

Шли годы…


В 1981 году монахиня Мария Гатчинская была прославлена в сонме новомучеников и исповедников Российских Русской Православной Церковью Заграницей. Приходило и время ее прославления на родине.

На протяжении нескольких лет Гатчинское благочиние вело тщательную исследовательскую работу, готовя материалы для прославления матери Марии Русской Православной Церковью. Это радостное событие произошло в день памяти святых Царственных мучеников летом 2006 года, а весной следующего, 26 марта 2007 года состоялось обретение святых мощей матери Марии и их торжественное перенесение в Павловский собор города Гатчины, где они пребывают и поныне.

С тех пор неуклонно растет почитание мученицы, количество паломников к раке ее святых мощей из разных уголков России, ближнего и дальнего зарубежья, появляются свидетельства о новых чудесах благодатной помощи по молитвам преподобномученицы Марии Гатчинской. Ежегодный крестный ход в день памяти святой с ее святыми мощами собирает многие сотни богомольцев, и этот праздник приобретает всё большее духовное значение в жизни Санкт-Петербургской епархии.

Смиренный образ матери Марии незримо предстоит пред нами, являя свет Христовой любви, пример безропотного терпения скорбей, веры и упования, а также полного самопожертвования в служении Богу и ближнему.

 

Написано по материалам

 

 

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Календарь
Поиск
Метки
Управление