РПЦ МП Тихвинская Епархия

Подворье Антониево-Дымского монастыря

Церковь Покрова на Боровой

Русская Православная Церковь | Московский Патриархат | Тихвинская Епархия

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой

110 лет со дня смерти Преосвященного Арсения (Брянцева)

11 мая (28 апреля по ст. ст.) церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой улице чтит память первого председателя Санкт-Петербургского Епархиального Православного Братства во имя Пресвятой Богородицы, Преосвященного Арсения (Брянцев), епископа Ладожского, первого викария Петербургской епархии.

Арсений (Брянцев) 27.8.1839 – 28.04.1914. Архиепископ Харьковский и Ахтынский 8.2.1903 – 28.4.1914. Епископ Ладожский, первый викарий Петербургской епархии 17.05.1882 – 28.03.1887

Арсений (Брянцев) 27.8.1839 – 28.04.1914. Архиепископ Харьковский и Ахтынский 8.2.1903 – 28.4.1914.
Епископ Ладожский, первый викарий Петербургской епархии 17.05.1882 – 28.03.1887

В начале 80-х годов ХIХ века, небольшой кружок лиц духовного звания и служащих по Духовному Ведомству и Министерству Народного Просвещения решился основать Петербургское Епархиальное Братство, в виду настоятельной необходимости прийти на помощь населению Петербургской епархии в деле религиозно-нравственного просвещения.

После обсуждения общих основных целей и деятельности будущего Братства, учредители обратились за советом и указаниями к преосвященному Арсению, епископу Ладожскому, первому викарию Петербургской епархии. Отозвавшись полным пониманием к целям и программе деятельности нового епархиального учреждения и испросив архипастырского благословения Высокопреосвященного Митрополита Исидора, преосвященный Арсений принял близкое участие в составлении проекта устава Братства во имя Пресвятой Богородицы, учитывая, что Духовным ведомством вырабатываются особые правила для самостоятельной церковно-приходской школы и что среди нашего образованного общества очень многие лица с полным сочувствием относятся к восстановлению исконной, исторически тесной связи церкви и школы.

Устав Братства был утверждён Епархиальной властно 18 января 1884 года, а самое учреждение Братства совершилось 25 марта того же года, в квартире главного организатора в учреждении Братства, Преосвященного Арсения, епископа Выборгского, бывшего на тот момент Ректором Духовной Академии.

Тогда, 25 марта 1884 года в квартире преосвященного Арсения, Епископа Ладожского, собрались члены-учредители Братства для выбора членов Совета, секретаря и Казначея. Председателем Совета и Общих Собраний членов Братства был единогласно избран Преосвященный Apceний, много сделавший над составлением проекта братского устава и содействовавший его утверждению. Затем тайным голосованием были избраны: Товарищами Председателя В.К. Саблер п А.Ф. Бычков; членами Совета: Архимандрит Иннокентий, протоиереи И.Н. Полисадов и Л.И. Петров и Директор народных училищ Петербургской губернии С.К. Рождественской; Секретарем В.И. Шемякин и Казначеем П.Д. Губарев.

Необходимо отметить, что первый председатель Санкт-Петербургского Епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы преосвященный Apceний, на протяжении многих лет был тесно связан с образовательной деятельностью и имел богатый опыт как непосредственно преподавательской деятельности, так и административной работы по организации учебной деятельности.

Преосвященный Арсений в 1867 году окончил Киевскую духовную академию со степенью магистра богословия. С 16 августа 1867 года был назначен законоучителем гимназии в м. Белая Церковь Киевской губернии. С 27 августа, 1868 года состоял настоятелем Киево-Печерской Воскресенской церкви и, одновременно, законоучителем Киево-Подольской гимназии и Киевского военного училища. Со 2 декабря 1872 года исполнял обязанности настоятеля церкви Киевского института благородных девиц и законоучителя института. 19 марта 1873 года, по рекомендации митрополита Киевского Арсения, был назначен ректором Таврической духовной семинарии и 9 апреля возведён в сан протоиерея. 26 апреля 1875 года пострижен в монашество с именем Арсения, а 27 апреля возведен в сан архимандрита. 12 мая 1882 года состоялось наречение архимандрита Арсения во епископа Ладожского, 1-го викария Санкт-Петербургской митрополии. 17 мая епископскую хиротонию архимандрита Арсения совершили митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Исидор (Никольский), архиепископы Варшавский Леонтий (Лебединский), Казанский Палладий (Раев), Кишиневский Сергий (Ляпидевский) и епископ Псковский Гермоген (Добронравин). Хиротония состоялась в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры. В этом же году по совместительству назначен наблюдателем за преподаванием Закона Божия в светских мужских и женских учебных заведениях Санкт-Петербурга и его окрестностей и, кроме того, определен председателем Историко-Статистического Комитета и первенствующим членом Синодальной Конторы. 22 октября 1883 г. был назначен в сане епископа ректором и профессором Санкт-Петербургской Духовной Академии.

При преосвященном Арсении, произошло непосредственное учреждение самого Санкт-Петербургского Епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы и пробуждение просветительской деятельности в духовенстве Петербургской епархии.

Торжественное открытие Братства состоялось 11 Апреля 1884 года в Исаакиевском Соборе, совершением молебна. Перед молебном, член Совета, известный Проповедник, Иоанн Никитич Полисадов, сказал слово о целях учреждения Братства, и пригласил слушателей вступить в члены Братства. Молебен был совершен председателем Братства, преосвященным Арсением епископом Ладожским, Викарием Петербургской Епархии, при участии многочисленного Духовенства.

После молебна, все, бывшие в Соборе, перешли в здание Синода и в помещении Синодальной Канцелярии, Товарищ Председателя Владимир Карлович Саблер произнес речь о целях Собрания, а затем член Совета, Директор Училищ Петербургской Губернии, Сергей Егорович Рождественский зачитал записку о задачах Братства и о способах их осуществления. После чего избрано было несколько почетных членов, а присутствующие, записавшись в число действительных членов и сделали первый членский взнос.

В первой брошюре, изданной Советом Братства на средства Почетного члена К.П. Победоносцева, были приведены дословно слово протоиерея И.Н. Полисадова, произнесенное перед молебствием в Исаакиевском Соборе, речь Товарища Председателя Совета Братства В. К. Саблера и записка С.Е. Рождественского, в которых подробно были изложены, цели и задачи Братства способы их осуществления. Брошюра была разослана всем приходским священникам Петербургской епархии, членам губернской, земской и городской управы, столичному мировому съезду, губернскому и уездным училищным советам, уездным городским и земским» управам и съездам мировых судей.

В письме, обращенном к сельским пастырям, преосвященный Арсений, председатель Совета Братства, просил их на предложенные им вопросы о состоянии в приходах народного образования и народной нравственности, а также чистоты вероучения подготовить искренний и сердечный ответ, придать письму откровенное посланное, а не официальный ответ на направленный запрос. Громадное большинства сельских священников ответило на архипастырский призыв преосвященного Арсения с полным доверием и сердечным сочувствием. Только благодаря этому доверию и сочувствию сельского духовенства Совет Братства мог с надеждою в успех приступить к осуществлению своих религиозно-просветительских задач среди населения епархии. О том, что задачи эти своевременны и необходимы можно было заключить из полученных ответов, из которых было видно, что в большей части приходов рядом с селами в которых имеются правильно организованный министерские и земские начальные школы находятся большие и малые деревни без всяких школ, где крестьяне, вследствие отдаленности их местожительства от школы, или вовсе оставляют своих детей без образования или же должны поручать обучение их грамоте первому попавшемуся грамотею из отставных солдат, писарей и др. лиц нисколько не подготовленных к учительской деятельности.

Конечно, между этими лицами, по заявлению священников, есть честные и добросовестные труженики, но все-таки большинство их по нетрезвой жизни и полной неподготовленности к делу обучения, приносят часто своим ученикам больше вреда, чем пользы. Так как эти домашние крестьянские школы наравне с церковно-приходскими, на основании § 6 Правил о церковно-приходских школах, находятся в исключительном заведывании духовного начальства, то первая забота Совета Братства должна быть обращена на подготовку в эти школы религиозно-развитых учителей из местных крестьян, прошедших начальную школу. При этом, на тот момент, в двух приходах такие учителя уже были подготовлены местными священниками.

Нравственность народа, по заявлению большинства сельских священников, оставляет желать многого. Особенно печальным фактом является развитое в молодом поколении пьянства, разгула и все соединенные с ними пороки. Праздничные дни, а в особенности храмовые праздники, сопровождаются часто буйствами и драками, гульбищем до поздней ночи. Этой пагубной для народной нравственности обычай оказывает особенно вредное влияние на обучающееся в школах подрастающее поколение. Нечего говорить о том, что эти «пивные праздники», повторяющиеся в приходах два-три раза в год и обходящееся каждому хозяину в 30 – 40 рублей не только омрачают своим разгулом святость празднуемого дня, но и разоряют крестьян. Среди этой неприглядной картины нравственного быта крестьянского населения, нарисованной скорбными очевидцами его – сельскими священниками, пробиваются там и сям светлые лучи, дающие твердую надежду на лучшие времена: это глубокая и горячая вера народа, безграничная любовь к Богом поставленному Царю и способность его к неустанно-тяжелому труду. Народ, сохранивший в себе, при самых неблагоприятных нравственных и материальных условиях, сердечное религиозное чувство, непоколебимую верность Богом данной и исторически необходимой самодержавной власти и несокрушимую энергию труда, может по всей справедливости назваться великим народом и достоин, не смотря на все свои временные недостатки, самого горячего участия и поддержки всех истинно просвещенных русских людей. Его грехи – наши грехи. По мнению некоторых наиболее компетентных сельских пастырей, два начала – вера и труд должны лечь в основу народного образования. По их мнению, собственно начальная школа, школа грамотности и религиозно-нравственного просвещения составляет неотъемлемую заботу и задачу духовенства.

Высшая же ступень элементарного обучения, в связи с ремесленным и земледельческим образованием должна дать простор скованному невежеством народному труду, и могла бы составить исключительную заботу местных земств под руководством министерства народного просвещения. И в самом деле, кто лучше нашего православного духовенства может удовлетворить посредством школы то вечное стремление народа, к познанию вещей божественных, которое составляет отличительную черту его характера? Только при таком разделении труда и расходов можно будет внести свет грамотности и религиозного просвещения во все глухие захолустья епархии и дать возможность всем лучшим и способнейшим из учащихся продолжать свое образование на высшей степени элементарного и ремесленного обучения. Теперь же население у епархии несет страшный экономический ущерб от того, что громадное большинство подлежащих рекрутской повинности отбывают шесть лет службы вместо льготных по учению четырех.

Ответы на все вопросы и недоразумения, находящаяся в письмах приходских священников на имя Преосвященного Арсения были изложены в докладе Совету Преосвященного Сергия (Серафимов), Епископа Выборгского. Доклад Его Преосвященства был напечатан и приложен к Отчету о деятельности совета Санкт-Петербургского Православного Братства во имя Пресвятой Богородицы с 25 марта по 11 апреля 1885 года.

Санкт-Петербургская духовная консистория, отношением от 10-го сентября 1984 года за №3214, уведомила Совет Братства, что его высокопреосвященство митрополит Исидор поручил Совету, согласно желанию его высокопревосходительства г Обер-прокурора Святейшего Синода, заведывание церковно-приходскими школами Санкт-Петербургской епархии на правах Епархиального Училищного Совета.

Таким образом начиная с 10-го сентября 1984 года, все права Епархиального Училищного Совета по управлению школьным делом в Санкт-Петербурге, перешло в ведение Совета Санкт-Петербургского Епархиального Православного Братства во имя Пресвятой Богородицы, которое продолжалось вплоть до 1917 года.

Первыми решениями Совета Братства было учреждение нескольких Церковно-Приходских школ в тех приходах, священники которых выразили готовность без промедления устроить школы при церквах. Эта готовность была настоящим подвигом со стороны сельского духовенства, так как священники бралось учреждать школы, заведывать ими и преподавать в них, брались в то время, когда ни о каком вознаграждении за этот труд, или о возмещении издержек, еще не могло быть и речи.

Учредители школ, хотя признавали за собою долг просвещать паству, но дело школьное требовало опыт, дополнительное время, энтузиазма и немалых финансовых затрат. Священники, взявшие на себя подвиг безмездного ведения учебного дела в Церковно-Приходских школах, этим самым оправдывали то доверие, которое оказывала им церковная и государственная власть.

Так как, для первоначальной организации школ, учрежденных священниками, требовалась финансовая поддержка, на первом заседании своем, в качестве Епархиального Училищного Совета, Совет Братства постановил ходатайствовать перед Святейшим Синодом о помощи книгами и деньгами на открытие 30 церковно-приходских школ и пособий 50 домашним школам грамотности в самых глухих и бедных местностях епархии. В свою очередь, Святейшим Синодом, по ходатайству Его Высокопреосвященства Митрополита Исидора, было отпущено в распоряжение Братства 3000 рублей на устройство тридцати церковно-приходских школ, 1250 рублей на пособия 50 домашним школам грамотности, по 25 рублей на каждую и дополнительно на устройство церковно-приходской школы в селе Мроткино Лужского уезда. 240 рублей всего, 4490 рублей серебром. Кроме того, заботясь о более основательном изучении Закона Божия и чтения на церковно-славянском языке, Святейший Синод разрешил отпустить для открываемых Советом Братства церковно-приходских и домашних школ грамотности 1430 экз. евангелие на русском и славянском языках, 1930 экз. «Начального учения отрокам», 1430 экз. учебного Часослова, 1180 экз. Псалтири, 2000 экз. Краткого Молитвослова, Сборника Молитв 1550 экз., 50 экз. русско-славянской подвижной Азбуки, 50 экз. таблицы Кратких Молитвослов и 50 экз. таблицы Молитвы Господней, всего 9070 экземпляров на сумму 2405 рубля 25 копеек.

На эти пособия первыми были созданы школы: Мроткинская, Токовская Островенского прихода, Хрединская, Заклинская, Крицкая, Веретьевская Лубинского прихода, Смишинская, Каменская, Ктинская, Боровенская Низовского прихода, позже перемещенная в Низы, Гдовско-Пятницкая, Скамейская, Гвозднинская, Моцкая, Выскатская, Юрмихалкинская, Сиженская, Сальская Новопятницкого прихода, Кракольская, Кунголовская Новолисинского прихода, Назийская, Ириновская, Хотовская, Черенцовская, Помяловская, Теребожинская, Подбережская и Шолтовская.

Таким образом в первый год было открыто до тридцати церковно-приходских школ, частью вновь открытых, частично обращенных из прежде бывших домашних школ в квартирах духовенства.

Кроме того, без пособия Святейшего Синода исключительно на местные средства открыты священником И Добронравиным в Островенском приходе две церковно-приходские школы в деревнях Карповке и Лесково с 28 учащимися, которые по праву можно будет отнести к домашним школам грамотности. В Царскосельском уезде в с. Пулково была открыта на местные средства церковно-приходская школа, помещающаяся в церковном доме. Преподавание в ней ведет жена псаломщика Рубцова, имеющая свидетельство на звание учительницы, под наблюдением местного священника. Была открыта церковно-приходская школа в погосте Пашском. В частном порядке открыта церковно-приходская школа священником М. Тихомировым в селе Городня Лужского уезда.

Согласно отчету за первый год существования Братства, по сведениям полученным из 23 церковно-приходских открытых школ, в школах обучалось 761 учеников, со средним числом в 33 ученика на каждую школу. Всего же в Братстве числилось 31 открытые церковно-приходские школы. Предполагая, что во всех школах обучалось в среднем по 34 ученика на каждую школу, следовательно всего обучалось во всех школах 1023 учащихся.

Совет Братства стремился к тому, чтобы церковно-приходские школы отличались не столько количеством, сколько качеством, чтобы они совершенствовались и богатели духовно, развивая в душах учащихся нравственные основы Веры и Любви христианской. Что же касается до небольших домашних школ грамотности, то в виду всенародного распространения грамотности среди населения Санкт-Петербургской епархии, Совет Братства способствовал их широкому распространению.

Наряду с распространением грамотности, для народа должна была предоставляться, по возможности удешевленная и доступная продажа полезных для его нравственного и умственного развитая книги и брошюры. С этой целью на первых же заседаниях Совета Братства был поднят вопрос об устройстве центрального книжного склада, из которого можно было бы снабжать все приходские сельские церкви доступными и дешевыми книгами религиозно-нравственного и исторического содержания.

Прекрасное и даровое помещение для этих целей братство получило благодаря архипастырской заботливости высокопреосвященного Попечителя Братства митрополита Санкт-Петербургского и Новгородского Исидора Братству была отведена для устройства склада просторная комната в святых воротах Александро-Невской лавры. Отделку под склад уступленного помещения и управление складом совет Братства поручил члену своему отцу архимандриту Иннокентию, эконому Александро-Невской лавры. Товарищ председателя совета Братства В.К. Саблер, будучи в августе месяце в Москве организовал поставку изданий московских издательских обществ, которые мало были представлены в Санкт-Петербурге. 26 августа главный иконно-книжный склад Богородицкого Братства был освящен и открыт.

По истечении первого года деятельности Братства было открыто 31 отделение Братского центрального склада. Из них одно в Петербурге при Благовещенской Василеостровской церкви, одно в Шлиссельбурге, 2 в Нарве, одно в Сестрорецке,22 в сельских приходах Петербургской епархии, два в Новгородской епархии и одно в Харькове.

Для развития церковного пения, как могучего средства к развитию религиозного чувства, советом Братства было поставлено твердое, основательное, прочное знание круга церковного пения по существующим для использования в церквах изданным Святейшим Синодом одноголосным певческим книгам: – «Возвращение к подлинным мелодиям древнего церковного пения найдет глубокое понимание между всеми любителями нашей православной старины и облегчит учениками начальных школ изучение  всего круга церковного пения по обиходу». Для осуществления указанной цели Совет Братства признал нужным образовать братский хор из знатоков и любителей духовного пения.

Всего за первый год деятельности Братства было проведено 22 заседания Совета Братства и 5 общих Собраний членов Братства, 11 апреля и 1 октября 1884 года, и 21 января, 14 марта и 19 апреля 1885 года.

Преосвященный Арсений стоял у истоков образования Санкт-Петербургского Епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы, Он много затратил сил по разработке проекта братского устава и приложивший много усилий для его утверждения. На должности председателя Братства преосвященный Арсений состоял с первого дня образования Братства, с 25 марта 1884 года. При преосвященном Арсении, произошло непосредственное учреждение Братства, заложены организационные основы деятельности Братства и началось пробуждение просветительской деятельности в духовенстве Санкт-Петербургской епархии.

До какого момента, непосредственно возглавлял преосвященный Арсений Братство точных сведений нет. Предположительно, что во второй половине 1884 года, на посту председателя Братства преосвященного Арсения сменил преосвященный Сергий (Серафимов) епископ Выборгский, который в дальнейшем возглавлял Братство до 5 декабря 1887 года, до назначения епископом Вятским и Слободским.

Косвенно об этом говорится в отчете о деятельности совета Санкт-Петербургского Православного Братства во имя Пресвятой Богородицы с 25 марта по 11 апреля 1885 года, а именно на общем собрании Братства по подведению итогов деятельности совета Братства 1 октября 1884 года по 31 января 1895 года, проходившем 31 января 1885 года в число почетных членов избранных на этом собрании, был выбран и преосвященный Арсений, епископ Ладожский, следовательно на этот момент он Братством уже не руководил. И далее по тексту отчета идут ссылки преосвященного Сергия (Серафимов) епископа Выборгского, как председателя Братства.

Помимо этого, необходимо отменить, что с 22 октября 1883 по 28 марта 1887 года Преосвященный Арсений выполнял обязанности ректора Санкт-Петербургской духовной академии. Владыке Арсению пришлось приложить немало трудов, сил и настойчивости, чтобы подчинить порядку и дисциплине студенческую жизнь, дать ей направление, требуемое характером высшего духовно-учебного заведения, имеющего целью готовить достойных духовных руководителей.

Предметом профессиональной деятельности ректора была кафедра Нравственного Богословия. Владыка придавал своим лекциям практическое направление и старался влиять на студентов в религиозно-нравственном отношении, разъяснял им их назначение, как будущих наставников юношества и проповедников Христова учения. В ректорство епископа Арсения в академии укрепился дух церковности, пробудилось стремление к иноческой жизни. После 20-летнего перерыва в академии возобновились пострижения в монашество. Всего владыка-ректор постриг девять студентов, в том числе Антония (Храповицкого, впоследствии митрополита, главы Русской Православной Церкви за границей). Учеником преосвященного Арсения был будущий десятый председатель Санкт-Петербургского Епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы и казанский архипастырь священномученик митрополит Кирилл (Смирнов).

Использованы архивные материалы церкви Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой улице.
Звонарев И.Г.

Ноябрь 2023 года

Разрыв между текстом

Жизнеописание.

Арсений (Брянцев) (1839-1914), архиепископ Харьковский и Ахтынский.

В миру Брянцев Александр Димитриевич, родился 27 августа 1839 года в селе Волосте-Пятнице Юхновского уезда Смоленской губернии в семье дьячка.

Детство его и годы учения протекли в крайней бедности и нужде и навсегда оставили в душе его заметный след, научили понимать впоследствии, когда он был уже совершенно обеспечен, чужую нужду, чужую бедность. Дело в том, что отец его был в очень бедном приходе, семья же была большая. Два старших брата были отвезены в Вяземское духовное училище и воспитывались там на средства отца; когда же настало время везти в училище третьего сына Александра, то средств уже не хватало совсем, и потому решено было, чтобы не оставить его вовсе без всякого образования, поместить в какой-либо монастырь, где бы он мог хотя практически только путем обучаться пению и вообще церковному обиходу.

Но к счастью, как раз в это время старший брат, только что перешедший в семинарию, ввиду, с одной стороны, крайней бедности, а с другой – хороших успехов, был принят, хотя и не был сиротой, на казенное содержание. Обрадованный отец тотчас же отправил Александра в Вязьму в духовное училище, где и поместил на свой счет на частную квартиру, с платой 50 копеек в месяц. Более или менее благополучно, при 50-копеечной плате, протекли годы ученья в духовном училище, но затем, по переходе в семинарию, положение опять весьма осложнилось. Жизнь в Смоленске значительно дороже, чем в Вязьме, принять на казенное содержание второго брата, не сироту, когда уже принят первый, было невозможно; между тем, отцу необходимо было везти еще и следующего младшего брата в духовное училище. Тогда с молчаливого согласия семинарского начальства, устроился такой почивший архиепископ поселился, как он сам впоследствии всегда любил вспоминать, в семинарском корпусе, в качестве «зайца». Начальство делало вид, что его не замечает, он же устраивался где-нибудь на свободной койке заболевшего товарища, питаясь чем случится также от товарищей и т.п. Собственной койки или прибора за столом ему, конечно, не полагалось. Однако через год начальство, видя его прилежание и любовь к учению и входя в крайне бедственное положение, нашло возможным принять его «вне правил» на полуказенное содержание.

В 1863 году он окончил семинарию. В этом же году он поступил в Киевскую Духовную Академию, которую окончил со степенью магистра богословия в 1867 году. По окончании Академии женился и был определен законоучителем гимназии в м. Белая Церковь Киевской епархии.

4 февраля 1868 года рукоположен во священника.

В 1869 году был перемещен в Киев настоятелем Киево-Печерской Воскресенской церкви и вместе законоучителем Киево-Подольской гимназии и Киевского военного училища.

С 1872 года – настоятель церкви Киевского института благородных девиц и законоучитель института.

19 марта 1873 года, по рекомендации митрополита Киевского Арсения, назначен ректором Таврической духовной семинарии и 9 апреля возведен в сан протоиерея. Вскоре он овдовел.

26 апреля 1875 года пострижен в монашество с именем Арсений, а 27 апреля возведен в сан архимандрита.

17 апреля 1882 года вышло Высочайшее повеление о бытии епископом Выборгским, а 3 мая – Ладожским.

17 мая 1882 года хиротонисан во епископа Ладожского, викария Санкт-Петербургской митрополии. Хиротония состоялась в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры. Хиротонию совершали: митр. Санкт-Петербургский Исидор (Никольский); архиепископ. Холмско-Варшавский Леонтий (Лебединский) и архиепископ Казанский Сергий (Ляпидевский) и другие.

В этом же году по совместительству назначен наблюдателем за преподаванием Закона Божия в светских мужских и женских учебных заведениях города Санкт-Петербурга и его окрестностей и, кроме того, определен председателем Историко-Статистического Комитета и первенствующим членом Синодальной Конторы.

22 октября 1883 года. назначен в сане епископа ректором и профессором Санкт-Петербургской духовной академии. Это назначение преосвященному приходилось принимать при довольно трудных условиях. В Петербургской академии давно уже не было ректора из монашествующего духовенства: перед наречением преосвященного Арсения ректорство долго занимал о. Иоанн Леонтьевич Янышев, пользовавшийся, ввиду известной учености, выдающимся авторитетом. Студентами, отчасти и корпораций, назначение монашествующего лица, притом не бывшего прежде профессором, было встречено не особенно благоприятно. Однако, благодаря тактичности, простоте обращения и благодушию владыки, не произошло не только никаких эксцессов, но все устроилось к лучшему. В академии заметно поднялся и окреп дух церковности; затем начались между студентами дебаты о церкви, о духовной жизни, о подвижничестве, пробудился интерес, а затем постепенно и стремление к иноческой жизни, к монашеству.

После 20-летнего перерыва начались в академии пострижения в монашество. Первым постриженником был студент 4-го курса Михаил Грибановский, впоследствии инспектор этой же академии и епископ Таврический. Всего же преосвященным Арсением пострижено было в академии за четыре года девять студентов, в том числе другой выдающийся архипастырь – преосвященный Антоний (Храповицкий).

Всего викарием Петербургской митрополии преосвященный Арсений пробыл около пяти лет. В это время при его непосредственном участии и под личным его наблюдением выстроено было, между прочим,  «Исидоровское», тогда 6-классное женское епархиальное училище. Немало потрудился над изданием описания Санкт-Петербургской епархии.

28 марта 1887 года, назначен епископом Рижским.

За десятилетнее пребывание на Рижской кафедре он приобрел средства для постройки храмов, ввел духовные беседы с народом, устроил библиотеки и издал много брошюр духовного содержания. Его усердием создан женский Пюхтинский монастырь, а в Риге основана Свято-Троицкая женская община и устроены почти во всех значительных городах епархии церковные склады книг религиозно-нравственного содержания. При всех церквах завел библиотеки, широко развернул миссионерские беседы, учредил при духовной семинарии Историко-статистический Комитет по описанию церквей и приходов Рижской епархии. Преобразовал Рижские Епархиальные Ведомости и на небывалую высоту поднял распространение популярных книг и брошюр религиозно-нравственного содержания. Был некоторое время редактором «Таврических Епархиальных Ведомостей»  и кроме того, издал «Путеводитель по святым местам Киево-Печерской Лавры». Владыка часто посещал учебные заведения вверенной ему епархии и с большой любовью относился к учащимся.

15 мая 1893 года, за выдающиеся заслуги для Церкви возведен в сан архиепископа.

4 октября 1897 года назначен архиепископом Казанским и Свияжским.

На Казанской кафедре особенной его заботой была миссионерская деятельность. Много магометан и язычников было крещено, а также и отпавших от Церкви (разных сектантов и раскольников) возвращено в православие.

Был утвержден почетным членом Казанской духовной академии..

В 1901 году награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобуке.

8 февраля 1903 года – архиепископ Харьковский.

На этой кафедре, сравнительно с Казанской и Рижской более спокойной и легкой (нет академии, менее инородцев) хотя и почетной, Владыка Арсений надеялся было на склоне лет несколько отдохнуть. Но здесь его захватили смутные годы русской жизни: сначала русско-японская война, требовавшая и от духовенства особого напряжения, а затем с осени 1905 года первая русская революция, бурно разразившаяся в Харькове.

Будучи по самой природе, характеру и воспитанию человеком истинно русским, владыка Арсений непоколебимо стоял в эти смутные годы на своем высоком посту стражем православия и законности и твердо, словом и делом, призывал к тому же духовенство и паству.

В последовавшие затем годы успокоения владыка Арсений, несмотря на свой преклонный возраст и частое недомогание, все-таки немало заботился о благоустроении Харьковской епархии и религиозно-нравственном просвещении паствы. С этой целью им было открыто в Харькове Братство Озерянской иконы Божией Матери, с отделениями во всех городах епархии, а при Братстве обширная миссионерская библиотека, в которую лично им пожертвовано более тысячи томов; расширена деятельность миссионерского совета, учреждены должности уездных и окружных миссионеров; выстроен епархиальный дом, и при нем открыта епархиальная библиотека, учреждено церковно-археологическое общество и музей, епархиальная типография; устроено второе женское епархиальное училище, расширены некоторые мужские училища; даже низшие чиновники консистории обеспечены приличными бесплатными квартирами, для чего выстроен прекрасный каменный дом; для вдов и сирот духовенства значительно расширена деятельность епархиального попечительства, учреждена вспомогательная похоронная касса, и, главное, почти при всех монастырях епархии устроены приюты для сирот духовенства.

Скончался 28 апреля 1914 года после непродолжительной болезни в Харькове.

По личным качествам он отличался своей глубокой христианской верой, доброжелательством ко всем, особенно к людям бедным и любовью к народу.

Отличительной чертой характера владыки была простота обращения. Это был человек старого закала, старой школы, который любил действовать напрямик, апеллировать прямо к совести, к человеческому сознанию своего собеседника, безо всякой официальности. На подчиненных, на духовенство, особенно на студентов, когда был ректором, он любил покричать, «постращать» как следует. Редко к кому обращался официально на «Вы», обычная манера его была говорить всем, особенно своим ученикам «ты»; но это не было у него ни грубо, ни оскорбительно, а выходило как-то, хотя подчас и ворчливо, но по-отечески, по-стариковски. В случае какого-либо проступка со стороны подчиненных, учеников и т.п., владыка также не любил вести дело официально, но позовет к себе, покричит, постучит посохом, пригрозит и с миром отпустит. Студентам это нравилось, и они знали, что чем больше накричит о. ректор, тем скорее пройдет его гнев и дело забудется. Но когда нужно, умел быть и строгим. Особенно строг и требователен всегда был владыка к своим ближайшим помощникам и сотрудникам, в том числе и к своим викариям, руководствуясь, очевидно, в этом случае правилом: «Кому много дано, с того много и взыщется».

Простота, прямота и непосредственность его натуры также сказывались и в проповедях, которые владыка обычно говорил почти при всех богослужениях, в которых принимал участие. Он любил беседовать с простым народом и народ любил слушать его проповеди, они были вполне доступны пониманию каждого; мысли в них изложенные, нередко иллюстрировались примерами и образами из повседневной будничной жизни прихожан. В своих последних, предсмертных распоряжениях владыка повелел также совершить погребение его, как можно проще, без всякой пышности и торжественности; запретил возлагать на гроб венки, нести в процессии знаки отличия, даже просил не произносить надгробных речей.

 

Использованы материалы:

Открытая православная энциклопедия  «Древо»

 

 

 

Pokrova2021

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Календарь
Поиск
Метки
Управление