РПЦ МП Тихвинская Епархия

Подворье Антониево-Дымского монастыря

Церковь Покрова на Боровой

Русская Православная Церковь | Московский Патриархат | Тихвинская Епархия

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой

Светлое Христово Воскресение. Пасха.

Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав.
Сошествие во Ад

Сошествие во Ад

Пасха Христова — это величайший праздник стоит особняком в ряду церковных праздников. Это — «Праздников Праздник» и «Торжество Торжеств».

О событиях ночи, в которую воскрес Иисус Христос

События ночи, в которую воскрес Иисус Христос, описаны в четырех Евангелиях (Мф 28. 1-10; Мк 16. 1-11; Лк 24. 1-12; Ин 20. 1-18). Краткое упоминание о некоторых из них имеется в 1-м Послании апостола Павла к Коринфянам (15. 4-5). Поскольку описания евангелистов существенно различаются, с древних времен предпринимались попытки составить общую хронологию пасхальных событий. Но, кроме известных по Евангелиям фактов, все хронологии носят характер предположений. Факты, о которых свидетельствуют Евангелия, таковы.

В субботу, поздним вечером, когда начался 1-й день недели, галилейские женщины пришли ко гробу, в который положили Иисуса Христа, чтобы, по иудейскому обычаю, помазать тело Его бальзамирующими веществами, чего они не успели сделать в пятницу, вечер которой уже считался началом субботы, т. е. «дня покоя».

Одни жены упоминаемы апостолом Матфеем (28. 1), другие — апостолом Марком (16. 1), «а Мария Магдалина была спутницею всех, как самая усердная и ревностная» Его ученица. Они обнаружили, что камень отвален (Мк 16. 4; Лк 24. 2; Ин 20. 1), а гроб пуст. После вечера субботы Господь Иисус Христос уже воскрес. «Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его» (Деян 2. 24). Как свершилось Воскресение, не сообщает ни одно Евангелие — это Таина всемогущества Божия, которая не подлежит описанию.

Некоторые толкователи считают, что вместе с женщинами была и Пресвятая Богородица — «другая Мария», иные полагают, что это была Мария Клеопова или Мария Иаковлева, иные считают, что было две Марии из Магдалы, поэтому 2-я и названа евангелистом «другой Марией». Факты косвенного свидетельства о свершении основного события не требуют от евангелистов точности. По Евангелию от Матфея, в момент прихода женщин «сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег» (Мф 28. 2-3). Ангел Господень (или «юноша… облеченный в белую одежду» — Мк 16. 5, или «два мужа в одеждах блистающих» — Лк 24. 4; ср.: Быт 19. 5 слл.) сообщает женам о свершении великой Таины. Ясно только, что Воскресение Иисуса Христа свершилось при закрытом гробе в третий день, как об этом говорил ученикам Сам Христос (Мф 16. 21; 17. 23; 20. 19; Мк 8. 31; 9. 31; 10. 34; Лк 9. 22; 18. 33; Ин 2. 19-22) и как благовествовал женам-мироносицам ангел: «Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес; вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, сказывая, что Сыну Человеческому надлежит… в третий день воскреснуть» (Лк 24. 5-7; Мф 28. 5-6; Мк 16. 6).

Равноапостольная Мария Магдалина

Равноапостольная Мария Магдалина

Мария Магдалина сообщает апостолу Петру и «другому ученику, которого любил Иисус (апостолу Иоанну, ср.: Ин 21. 20, 24.- М. И.): «Унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его» (Ин 20. 1-2). Оба ученика, а также, по-видимому, и Мария Магдалина бегут к пещере и обнаруживают в ней лишь «одни пелены лежащие и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте» (Ин 20. 3-7). Апостол Иоанн сразу же «уверовал», что Христос воскрес (Ин 20. 8),- это 1-е откровение веры в Воскресшего («не видевшего и уверовавшего»; ср.: Ин 20. 29).

Затем ученики возвратились в Иерусалим, а Мария осталась у гроба и плакала. В это время она увидела в пещере 2 ангелов, которые спросили ее: «Жена! что ты плачешь?» Мария Магдалина ответила: «Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его. Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, обращается к Нему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! — что значит: «Учитель!» Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: «восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему»» (Ин 20. 11-17). Мария Магдалина оставляет место погребения, чтобы исполнить повеление Божественного Учителя (Ин 20. 18). С рассветом к пещере приходят и другие жены-мироносицы.

Святые жены-мироносицы при Гробе Христовом

Святые жены-мироносицы при Гробе Христовом

Они также увидели камень отваленным от входа в пещеру, а в самой пещере — ангела и ужаснулись (Мк 16. 1-5). Ангел сказал им: «Не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите...» (Мк 16. 6-7). Женщины «со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его» (Мф 28. 8). На пути их встретил воскресший Христос «и сказал: радуйтесь!» (Мф 28. 9).

Явление ангела, вид которого «был, как молния», вызвало у стражи, охранявшей пещеру, сильный испуг, «стерегущие пришли в трепет и стали как мертвые» (Мф 28. 2-4). Об этом они рассказали иудейским первосвященникам, а те, посовещавшись со старейшинами, дали воинам «довольно денег», чтобы они распространили ложную версию исчезновения тела из гробницы, согласно которой ученики Христа выкрали Его тело, чего не заметила спавшая в то время стража (Мф 28. 11-15).

Описание самого события Воскресения, т. е. того, как Иисус Христос ожил и оказался вне погребальной пещеры, в канонических новозаветных текстах отсутствует и имеется лишь в апокрифическом «Евангелии Петра». Этого события никто из людей не видел. Даже Пресвятая Дева, Которой, согласно церковному Преданию, Воскресший явился первой, видит Христа уже после Его Воскресения. Поэтому событие Воскресения как таковое никогда не изображалось в византийской и древнерусской иконографии.

***

О Воскресении Иисуса Христа в святоотеческом наследии

Святоотеческая мысль обращается к теме Воскресения Иисуса Христа постоянно. Уже на рубеже I и II вв. в древнейшей евхаристической молитве, помещенной в «Дидахе», первые христиане благодарят Отца Небесного за «бессмертие», которое Он «открыл через Иисуса, Сына Своего». В это же время священномученик Игнатий Богоносец выступает против, уходящего корнями в гностицизм докетизма, отрицавшего реальность физического тела Иисуса Христа и соответственно признававшего Его страдания и воскресение мнимыми. Христос, подчеркивает священномученик Игнатий, «пострадал истинно, как истинно и воскресил Себя, а не так, как говорят некоторые неверующие, будто Он пострадал призрачно. Сами они призрак…». Апеллируя к евангельским фактам явления воскресшего Христа, священномученик Игнатий указывает, что Христос по воскресении ел и пил с учениками, «как имеющий плоть, хотя духовно был соединен с Отцом». Он, по словам священномученика Игнатия, давал апостолам осязать Себя, чтобы те убедились, что Он «не дух бестелесный».

Особое внимание святоотеческая мысль обращает на выражение «первенец из умерших», которым апостол Павел именует воскресшего Христа (1 Кор 15. 20, 23). При этом она соотносит его с именованием «последний Адам», данным тем же апостолом Иисусу Христу (1 Кор 15. 45). Сравнивая вслед за апостолом двух Адамов (1 Кор 15. 21-22, 45, 47-49), священномученик Ириней, епископ Лионский, отмечает, что Христос как новый Адам «возглавил все человечество, даруя нам спасение, так что потерянное нами в первом Адаме… мы опять получили во Христе Иисусе». Как возглавивший человеческий род Христос, по священномученику Иринею, может быть назван «Главою», которая «воскресла из мертвых», так человечество — «телом», «совокупляемым посредством связей» (Еф 4. 15-16) с этой «Главой» и совоскресающим вместе с Ней. Продолжая эту экзегетическую традицию, святитель Феофан Затворник пишет: «Христу как Первенцу надлежало пройти весь путь восстановления, чтобы проложить дорогу восстановляемым. Для того Он умирает, чтобы разрушить силу смерти, для того воскресает, чтобы для всех положить основание воскресения, для того входит в славу, чтобы и всем открыть дверь ко вступлению в сию славу… За Ним как за Начатком конечно последует все человечество» (Феофан (Говоров), еп. Толкование Первого послания св. ап. Павла к Коринфянам. М., 1893. С. 547, 549).

Воскресение. Сошествие во ад. Икона. 2-я пол. XV в. (ПИАМ)

Воскресение. Сошествие во ад. Икона. 2-я пол. XV в. (ПИАМ)

Размышляя над Воскресением, святые отцы задаются вопросом: какая участь ожидала бы человечество, если бы христианство не увенчалось Воскресением его Основателя? По мысли святителя Григория, епископа Нисского, человечество в таком случае лишилось бы самого главного — высшего смысла своего существования. Если смерть не побеждена Христом и «есть предел жизни», «если нет Воскресения, то из-за чего труждаются и любомудрствуют люди», вступая в борьбу со злом и с аномалиями окружающего мира? Если мертвые не воскресают, «станем есть и пить, ибо завтра умрем!» (1 Кор 15. 32). К этому тексту апостола Павла, цитируемому святителем Григорием, обращается и святитель Филарет, митрополит Московский, называя его «правилом», которое апостол произнес «от лица не знающих или не хотящих знать воскресения». Это «правило», замечает святитель Филарет, «годилось бы для нравственной философии бессловесных, если бы они имели преимущество философствовать». Оно «составило бы и у людей всю мудрость, всю нравственность, все законы, если бы удалить от них мысль о будущей жизни. Тогда не прогневайся, ближний и брат, если и ты сделаешься пищею людей, которые любят «ясти и пити», ибо если не стоит труда благоучреждать собственную жизнь, потому что «утре умрем», то также не стоит труда щадить и жизнь другого, которую завтра без остатка поглотит могила». «Философии бессловесных» митрополит Филарет противопоставляет веру в воскресение и вечную жизнь, начало которым положил воскресший Христос. Сознавая, что иметь такую веру очень нелегко, святые отцы предлагают идти к ней через образы воскресения, наблюдаемые в окружающей природе. «Господь,- пишет священномученик Климент, епископ Римский,- постоянно показывает нам будущее воскресение, коего Начатком соделал Господа Иисуса Христа, воскресив Его из мертвых». Образы воскресения священномученик Климент усматривает в смене дня и ночи, в появлении новых побегов из брошенного в землю зерна, в распространенном в то время мифологическом сказании о птице Феникс, из согнивающего тела которой рождается червь, превращающийся затем в новую птицу. «Поскольку чудо воскресения велико и превышает веру, то Господь…- по мнению святителя Григория, епископа Нисского,- как бы приучает нас к вере» в это чудо посредством других Своих чудес, в которых усматривается победа жизни над смертью. «Начав с низших степеней чудотворения» (под ними святитель Григорий понимает описанные в Евангелиях исцеления от различных болезней, совершенные Иисусом Христом), Господь «превышает» их новыми чудесами — воскрешением людей. И наконец завершает их Своим собственным Воскресением.

Глубокий и всесторонний богословский анализ тайны Воскресения дает святитель Афанасий I Великий. В объяснении этой тайны он выходит далеко за рамки христологии и использует учение о Боге — Творце мира, о природе человека, о грехе. Перед ним стоял один из главных вопросов христологии сотериологии: кто и как мог победить смертность человеческой природы. Хотя сам святитель признавал потенциальную смертность этой природы еще до совершения ею греха, однако, когда эта смертность из потенциальной стала реальной, происшедшая катастрофа оказалась столь значительной, что преодолеть ее мог лишь Тот, Кто всемогуществом сотворил мир «из ничего» Своим Словом. Это же Слово как «Отчий Образ» воссоздает человека, и Он же как «источная жизнь» воскрешает смертного, становясь, таким образом «начатком общего воскресения». Воскресение Христа коренным образом меняет значение смерти в судьбе человека. Трагедия смерти преодолена; мы теперь «по причине смертности тела разрешаемся (т. е. умираем) уже только на время… да возможем унаследовать лучшее воскресение». Смерть страшна только вне Христа; «умирающих как погибших» оплакивают не имеющие надежды на воскресение. Для христиан же «смерть побеждена и опозорена Спасителем на кресте, связана по рукам и ногам». Поэтому «все ходящие во Христе» попирают ее и даже смеются над ней.

Для святителя Кирилла, епископа Иерусалимского, Воскресение Иисуса Христа — это «диадема победы над смертью», сменившая терновый венец и увенчавшая Христа в момент Его Воскресения. В факте Воскресения Христова святыми отцами отмечаются две самые главные истины:

  • человеческое естество, воспринятое Спасителем, воскресло «силой обитающего в нем и соединившегося с ним Божества»
  • «перешло в состояние нетления и бессмертия», «отложив тление со страстями».

Победа Христа над смертью в святоотеческих творениях обычно изображается через Его победу над адом. Ад, по мысли святителя Иоанна Златоуста, «посрамлен» сошедшим в него Господом, «умерщвлен», «низложен», «связан». Воскресший Христос, говорит святитель Григорий Богослов, «отразил жало смерти, сокрушил мрачные затворы унылого ада, даровал свободу душам». Используя образный язык, преподобный Иоанн Дамаскин уподобляет смерть хищной рыбе, которая, подобно аду, заглатывает грешников. «Поглотив Тело Господне, как приманку, она  пронзается Божеством, как бы крючком уды, и, вкусив безгрешного и животворящего Тела, погибает и отдает назад всех, коих некогда поглотила».

***

О богословии Воскресения

Основу христианского догмата о Воскресении составляют слова Самого Иисуса Христа: «Я есмь воскресение и жизнь» (Ин 11. 25). На них строится все новозаветное пасхальное благовестие. Христос указывает также на то, что Он не только сама Жизнь (Ин 14. 6), но и Источник жизни, «ибо как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Ин 5. 26). Смерть, безраздельно господствующая над падшим человечеством, не имеет власти над Сыном. И, хотя Он проводит через врата смерти Свою человеческую природу, подчиняясь условиям греховного существования, смерть не может удержать Его. Она всесильна лишь в мире, который «лежит во зле» (1 Ин 5. 19). Перед Христом же она проявляет свое полное бессилие. Иисус Христос воскресает Сам и воскрешает других как Начальник жизни (Деян 3. 15).

Распятие Господне. Икона 1-й пол. XIV в., Константинополь. Собр. Византийского и христианского музея Афин

Распятие Господне. Икона 1-й пол. XIV в., Константинополь. Собр. Византийского и христианского музея Афин

Тайна Воскресения, во всей силе и славе явленная в пасхальную ночь, начинает открываться уже на Кресте. Крест Христов — это не только орудие позора, но и знамение победы и торжества. «Мы совершаем сегодня празднество и торжество,- пишет святитель Иоанн Златоуст,- ибо Господь наш на Кресте пригвожден гвоздями». Смерть Иисуса Христа разрушает само основание смерти, вырывает, по апостолу Павлу, ее «жало» (1 Кор 15. 55). Святитель Кирилл Александрийский даже называет смерть Христа «корнем жизни». На Кресте Своей смертью Христос попирает смерть (тропарь праздника святой Пасхи). Поэтому «сила Воскресения» есть именно «Крестная сила», «непобедимая и неразрушимая, и Божественная сила честнаго и животворящего Креста». На Кресте Господь «возносит нас на первое блаженство», и «Крестом приходит радость всему миру». «Всякое, конечно, деяние и чудотворение Христово,- пишет преподобный Иоанн Дамаскин,- весьма велико, божественно и удивительно, но удивительнее всего честной Крест Его. Ибо не чем иным, как только Крестом Господа нашего Иисуса Христа упразднена смерть, разрешен прародительский грех, ад лишен своей добычи, даровано воскресение… устроено возвращение к первоначальному блаженству, открыты врата рая, естество наше воссело одесную Бога, и мы соделались чадами Божиими и наследниками. Все это совершено Крестом». После смерти душа Христа сходит в ад, оставаясь и в нем соединенной с Богом Словом. Поэтому сошествие в ад есть явление и победа Жизни. «Егда снизшел еси к смерти, Животе бессмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества» (воскресный тропарь, глас 2-й). Господь Иисус Христос как Начальник и Спаситель (Деян 5. 30-31) «разоряет» «смертное жилище» (богородичен пасхального канона, песнь 4-я) «всероднаго Адама» (пасхальный тропарь 6-й песни) и выводит его оттуда. Именно это событие под влиянием пасхальной гимнографии стало изображать собой в византийской иконографии Воскресение Христово.

Сошествие во Ад

Сошествие во Ад

Жизненный путь страданий, завершившийся Крестной смертью и сошествием во ад, приводит Иисуса Христа к славе Воскресения. Эта слава — печать всего искупительного подвига Богочеловека. О ней Он предвозвещает уже на Тайной вечере с учениками: «Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его» (Ин 13. 31-32). Путь к этой славе лежал через страдания и смерть, потому что Сын Божий, соединившись с падшим человеческим естеством, тем самым подчинил Себя условиям аномального существования, вызванного грехом человека. Он «уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп 2. 7-8). Через послушание Богу Отцу Христос исцелил человека от своеволия, приведшего его ко греху, и возродил его природу в Себе Самом. Именно поэтому «Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних…» (Флп 2. 9-10). Воплощенное Слово входит в ту славу, какую Оно имело у Отца «прежде бытия мира» (Ин 17. 5), и вводит туда возрожденное человеческое естество. Последнее, таким образом, достигает такого величия, что удостаивается «на небесах» восседания «одесную» Бога Отца «превыше всякого начальства, и власти, и силы, и господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем» (Еф 1. 20-21). Бог Отец, воскресивший Иисуса Христа из мертвых (Еф 1. 20), «все покорил под ноги Его и поставил Его выше всего» (Еф 1. 22). Поэтому воскресший Христос говорит Своим ученикам, что Ему «дана… всякая власть на небе и на земле» (Мф 28. 18).

Своим Воскресением победив смерть в Себе Самом, Иисус Христос тем самым победил ее во всем человеческом роде, так как Он является «последним Адамом» (или «Вторым Адамом») (1 Кор 15. 45-49), от Которого люди наследуют новую природу и вечную жизнь. «Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, инаго жития вечнаго начало» (тропарь 2-й песни пасхального канона). Это начало есть «…«новое творение», ἡ καινὴ κτίσις. Можно даже сказать, эсхатологическое начало, последний шаг на историческом пути спасения. В Новом Завете слово καινός обозначает не столько нечто «новое», сколько «заключительное», «относящееся к последней цели». По всему тексту слово, очевидно, имеет эсхатологический смысл.». «Умерщвление» смерти, однако, не означает, что после Воскресения Христова люди уже не должны умирать. Воскресшим уничтожена лишь абсолютность смерти. Хотя «мы и теперь,- как замечает святитель Иоанн Златоуст,- все еще умираем прежней смертью, но не остаемся в ней; а это не значит умирать… Власть смерти и истинная смерть есть та, когда умерший уже не имеет возможности возвратиться к жизни. Если же после смерти он оживет, и притом лучшей жизнью, то это не смерть, а успение».

Воскресение Иисуса Христа вывело из онтологического тупика не только человеческий род. Его жизнеутверждающая сила имеет космическое измерение. Насколько высоко достоинство природы, космоса, материи, свидетельствует уже само Боговоплощение. Ипостасное Слово стало плотью. Оно восприняло весь тварный мир; в Его теле сосредоточилось «все вещество неба и земли, от самого простого до самого непостижимого». «Персть», взятая от земли и составившая телесный человеческий организм, в Боговоплощении воспринимается Божеством, снова освящающим и утверждающим в этом акте путь вещественного мира к преображению. Тело Христа нельзя представлять себе лишь как некую часть, изъятую из космоса и потому последнему не принадлежащую. Воплощение явилось реальным началом преображения не только человека — носителя образа своего Творца, но и самой материи — дела рук Творца. После же Воскресения Христова «все устремляется к ἀποκατάστασις τῶν πάντων («восстановлению всяческих») — то есть к полному восстановлению всего, что разрушено смертью, к осиянию всего космоса Славой Божией…». В Воскресении открылась универсальность Царства Божия, в которое наряду с человеком призываются и небо, т. е. мир духовный, и земля, т. е. мир вещественный. Призываются для того, чтобы стать новым небом и новой землей (Откр 21. 1), дабы Бог стал «все во всем» (1 Кор 15. 28). Именно поэтому «все творение,- пишет святитель Афанасий Великий,- торжественно совершает празднество (Воскресения Христова) и всякое дыхание, по словам Псалмопевца, хвалит Господа (Пс 150. 6)».

***

Об иконографии Воскресения

Иконография отличается длительной, по сравнению с другими праздничными иконами, историей формирования. Особенностью ее развития является то, что ее литературная основа, сложившаяся в ранний период, не претерпела существенных изменений, а изображение на протяжении III-XVII вв. видоизменялось. Тексты Священного Писания, святоотеческие творения, гимнография, а также апокрифы, лежащие в основе изображения Воскресения Иисуса Христа, развивали одну и ту же тему победы воскресшего Христа над адом и смертью. Однако создание иконографии таинственного события, очевидцев которого на земле не было, представляло сложную задачу. В связи с тем что в Евангелиях нет описания Воскресения Иисуса Христа, в раннехристианском искусстве оно изображалось символически через прообразы, содержащиеся в Ветхом Завете, например в знамениях пророка Ионы (Мф 12. 40; 16. 4). Многочисленные композиции на эту тему известны с III в. Они сохранились в росписях катакомб III-IV вв., в мозаиках собора святого Феодора в Аквилее (IV в.), на рельефах саркофагов. Подобная композиция встречается и в искусстве более позднего времени. Так, на миниатюре Хлудовской Псалтири (ГИМ. Греч. 129. Л. 157, сер. IX в.) изображение Ионы во чреве кита иллюстрирует текст: «Из чрева адова вопль мой, услышал еси глас мой».

Прор. Иона во чреве китовом. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. Сер. IX в. (ГИМ. Греч. 129. Л. 157)

Прор. Иона во чреве китовом. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. Сер. IX в. (ГИМ. Греч. 129. Л. 157)

В ранневизантийском искусстве стремление к преодолению символизма привело к развитию исторической композиции, в которой соединились иллюстрация евангельского повествования и изображение гробницы Спасителя в виде креста или храма, построенного императором Константином Великим на месте Воскресения Иисуса Христа. На рельефе саркофага IV в. (Латеранский музей, Рим) представлены 2 воина по сторонам креста, увенчанного лавровым венком с монограммой Христа, один из воинов спит, опираясь на щит; обрамлением сцены служат деревья, их кроны смыкаются, наподобие арки. Это изображение указывает на место действия — оливковый сад, где находится гробница.

На створках диптиха (V в., собор в Милане (Дуомо)), рельефы которого посвящены Страстным событиям от «Омовения ног» до «Уверения Фомы», Воскресения Иисуса Христа представлено в 3 сценах:

  • спящие воины у храма-ротонды Воскресения Христова,
  • явление ангела женам-мироносицам
  • явление Христа Мариям.

Две последние сцены становятся самыми распространенными изображениями Воскресения Иисуса Христа в V-VI вв.

Эти сцены, как эпизоды Страстных событий, продолжают существовать в искусстве параллельно с развивающейся иконографией Воскресения Иисуса Христа (фрески Спасского собора Мирожского мон-ря, сер. XII в.; икона праздничного ряда Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, 1425-1427). В композициях соседствуют иллюстрации к евангельскому тексту, повествующему о явлении ангела, и изображения реалий иерусалимского храма Воскресения Христова. Так, на фреске собора Рождества Богородицы псковского Снетогорского монастыря (1313) представлена кувуклия над гробом Господним с подвешенными лампадами.

Сцена явления Христа женам-мироносицам, получившая впоследствии самостоятельное значение в миниатюрах и на иконах (напр., миниатюра из Трапезундского Евангелия 2-я пол. X в., икона XVII в. из ц. прор. Илии в Ярославле), встречается в росписях вместе с композицией «Сошествие во ад» (фреска Софийского собора в Киеве, XI в.), а также в Страстных циклах (фреска ц. вмч. Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде, 80-е гг. XIV в.).

Явление Христа женам-мироносицам. Миниатюра из Трапезундского Евангелия. 2-я пол. X в. (РНБ. Греч. 21+21А. Л. 10 об.)

Явление Христа женам-мироносицам. Миниатюра из Трапезундского Евангелия. 2-я пол. X в. (РНБ. Греч. 21+21А. Л. 10 об.)

Иконография исторического типа не могла отразить богословское содержание Воскресения Иисуса Христа, которое мыслилось как победа Христа над адом и смертью, начиная с Посланий апостола Петра (1 Пет 3. 18-19). Новое иконографическое решение, направленное на раскрытие этой темы, отражает композиция «Сошествие во ад» с надписью: «h anastasis», известная по миниатюрам из Псалтирей. Ранние примеры — миниатюры из Хлудовской Псалтири (сер. IX в), в которых несколько раз встречается сцена, изображающая Христа, попирающего поверженного великана в виде Силена, из чрева или из уст Силена Спаситель за руку выводит Адама и Еву. Христос окружен ореолом славы, ад изображен в виде античной персонификации, что отражает не только широко распространенную в христианской иконографии традицию (персонификации Иордана, моря, земли, пустыни и т. д.), но и отношение к аду как к одушевленному персонажу, звучащее в повествовательных, в гимнографических и в святоотеческих текстах.

Сошествие во ад. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. Сер. IX в. (ГИМ. Греч. 129. Л. 63 об.)

Сошествие во ад. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. Сер. IX в. (ГИМ. Греч. 129. Л. 63 об.)

Иконография «Сошествия во ад» как образ Воскресения Иисуса Христа получила сложившуюся форму к X в. Наиболее ранние примеры известны по миниатюрам из Евангелия от Иоанна, читающегося на Пасху. Спаситель, окруженный сиянием славы, с крестом в левой руке, сходит в темную пещеру ада и выводит Адама и Еву из гробов в виде саркофагов. По сторонам изображены ветхозаветные праведники, на первом плане — пророк Давид и царь Соломон. В пещере ада лежат сорванные с петель двери, запоры, железные вереи. Рядом с Христом изображается указывающий на Него святой Иоанн Предтеча со свитком в руке, который «благовестил сущим в аде Бога, явльшагося плотию» (тропарь 2-го гласа).

Воскресения Иисуса Христа становится обязательным элементом программы храмовой декорации.

Воскресение Христово. Роспись кафоликона мон-ря Хора (Кахрие-джами) в К-поле. 1316-1321 гг.

Воскресение Христово. Роспись кафоликона мон-ря Хора (Кахрие-джами) в К-поле. 1316-1321 гг.

В палеологовскую эпоху иконография Воскресения Иисуса Христа претерпевает некоторые изменения: вводится большое число персонажей, в гробах изображаются воскресающие люди в саванах, композиция приобретает более порывистый и динамичный характер. В монастыре Хора в Константинополе (1316-1321) Воскресения Иисуса Христа помещено в конхе апсиды пареклесиона: Христос, стоящий на сорванных дверях ада, в миндалевидном сияющем ореоле, обеими руками держит Адама и Еву, изображенных восставшими из саркофагов; справа за Евой стоит Авель с пастушьим посохом, слева за Адамом — цари и пророки. Этот иконографический извод получил широкое распространение в XIV-XVI вв., в т. ч. в русских памятниках, например в росписи церкви великомученика Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде (над Христом ангелы держат крест, увенчанный лавровым венком — знак победы над смертью), на псковских иконах (XIV в. —  XVI в.). Последние имеют ряд особенностей: Христос изображается в красных одеждах, наружное кольцо мандорлы заполнено серафимами и херувимами; в пещере ангелы связывают сатану; сорванные с петель двери ада изображены вертикально стоящими внизу, а вверху над ними, под мандорлой,- раскрытые двери рая, куда устремлены взоры праведников; по наружному краю пещеры идет стена с башнями; над ореолом — ангелы.

Литературная основой композиции «Сошествие во ад» являются апокрифические тексты, наиболее полное отражение в иконографии получили «Евангелие Никодима» и «Слово Евсевия о сошествии во ад св. Иоанна Предтечи». «Евангелие Никодима» составлено от лица воскресших сыновей праведного Симеона Богоприимца, которые, как и все ветхозаветные праведники, находились в аду и были свидетелями предшествовавших событий и самого сошествия во ад Спасителя. Ад в этом повествовании действует как персонаж, разговаривающий с сатаной. Воскрешение праведного Лазаря встревожило ад, опасавшийся, что Христос разрушит его темницы. Ад укрепил железными вереями свои двери, но сошедший туда Спаситель сорвал двери, сокрушил все запоры и осветил темные от века пространства. Перечисляя пророков и праведников, бывших в аду, автор рассказывает и о том, что происходило в раю во время Воскресения Христа, о том, как Он вручил крест разбойнику, о разговоре с Ним пророков Еноха и Илии. В «Слове Евсевия о сошествии во ад св. Иоанна Предтечи» рассказывается о проповеди, которую св. Иоанн Креститель принес в мрачные обители, о неприятии этой проповеди грешниками и о радости праведников. Диалоги св. Иоанна Предтечи с пророками находят отражение в надписях на свитках в руках пророков.

Воскресение. Сошествие во ад. Икона из Воскресенского собора в кремле в Коломне. Кон. XIV в. (ГТГ)

Воскресение. Сошествие во ад. Икона из Воскресенского собора в кремле в Коломне. Кон. XIV в. (ГТГ)

 

В конце XIV в. иконография Воскресения Иисуса Христа, основанная на апокрифических повествованиях, обогащается мотивами, почерпнутыми из аскетической литературы, количество персонажей увеличивается. В ореоле вокруг Христа изображаются ангелы со светильниками, с названиями добродетелей и с копьями, которыми они поражают демонов в пещере ада; над демонами написаны названия пороков, побеждаемых соответствующими добродетелями; над ореолом — ангелы с крестом, в пещере — ангелы связывают сатану. Таким образом, Воскресения Иисуса Христа изображается как победа над смертью и ее причиной — грехом. Эта композиция повторяется в ряде икон XIV-XVI вв. (кон. XIV в., из Коломны, ГТГ; письма Дионисия, 1502, из Ферапонтова мон-ря, ГРМ; XVI в., ГИМ).

В XVII в. получает распространение усложненная иконография Воскресения Иисуса Христа, где помимо «Сошествия во ад» изображается «Восстание Христа от гроба» и ряд сцен от Страстных сюжетов до Вознесения. Как и в ранневизантийских памятниках, в этих композициях на первый план выходит историческое повествование. Христос, окруженный ореолом славы, изображается дважды: над открытым гробом с пеленами и сходящим в ад.

Воскресение. Сошествие во ад. Икона. Кон. 40-х – нач. 50-х гг. XVII в. (ЯХМ)

Воскресение. Сошествие во ад. Икона. Кон. 40-х – нач. 50-х гг. XVII в. (ЯХМ)

На иконе «Воскресение . Сошествие во ад» (40-е гг. XVII в., ЯХМ) слева от Христа, стоящего над гробом, вниз к вратам ада устремляется сонм ангелов; из ада выходит множество людей, среди которых Ева, Христос, держа одной рукой Адама, другой указывает вверх на райские врата; праведники с развернутыми свитками в руках движутся к райским чертогам вслед за крылатым св. Иоанном Предтечей; в раю — благоразумный разбойник перед пророками Енохом и Илией; вокруг размещены сцены: «Распятие», «Положение во гроб», «Явление ангела женам», «Явление Христа Мариям», «Петр у пустого гроба», «Встреча в Эммаусе», «Уверение Фомы», «Явление на море Тивериадском», «Вознесение».

В дальнейшем иконография «Сошествие во ад» вытесняется композицией «Восстание Христа от гроба». Следуя западноевропейским гравюрным и живописным образцам, художники изображают обнаженного Христа в препоясании, с флагом в руке, парящего над гробом в окружении облачного сияния (напр.: икона XVII в., ц. Покрова в Филях; икона «Благовещение с клеймами», XVIII в., ЯХМ; икона XVIII в., Иркутский художественный музей).

***

О датах Пасхи

Праздник Новозаветной Пасхи был установлен в апостольской Церкви почти сразу после спасительного события Воскресения Христова. Православная Пасхалия имеет своим предметом определение дня празднования святой Пасхи и зависящих от него подвижных (переходящих) праздников.

День Православной Пасхи бывает в строго определенный период. В 325 году Первый Вселенский Собор (Никейский) постановил, что Пасха должна праздноваться после пасхи еврейской, в первое воскресение после весеннего полнолуния. Таким образом, самая ранняя Пасха может приходиться на 4 апреля, а самая поздняя на 8 мая.

От дня Пасхи, главного христианского праздника, зависит построение всего церковного года. Особенно зависят от пасхи так называемые переходящие (подвижные) праздники:

Дни и праздники, относящиеся к подготовке к самым пасхальным и после пасхальным торжествам, жестко закреплены относительно Пасхи, и каждый год выпадают на иные календарные даты.

Порядок подготовки к Великому посту, словами иерея Петра Федоровича Ануфриева (1874 — расстрелян не ранее 24.1.1921).

Великий пост.

Великий Пост!— Пора молений
Сердечных вздохов о грехах,
Пора коленопреклонений
С молитвой мира на устах!

Уже давно ты нам вещаешь,
Что ты пришел людей призвать
Под сень свою, где ты желаешь
От скверн греха нас очищать.

Вот фарисей—гордец безмерный —
Себя от Бога удалил
Своей молитвой безпримерной,
В которой лишь себя хвалил.

За то мытарь, как ни был грешен,
Сознав свой грех и скверну зол,
От Бога был весьма утешен:
Из храма чист в свой дом ушел.

Вот притча „блудный сын». Знакомый
Нам образец его во всем
Всегда ведь по стопам его мы —
Все люди грешные — идем.

Неделя—„Страшный суд». Картина
Сия должна нас содрагать.
Какая нас всех ждет судьбина?
Где все мы будем там стоять?

Как хорошо всем тем блаженным,
Которых ждет от Бога глас:
„Придите вы благословенны —
Все уготовано для вас!»

Но горе тем, что не любили
По Божьим следовать стопам,
Что плоти, миру лишь служили,
Не обращаясь к небесам.

Вот был прощальный день Воскресный:
Он дверь к Посту. Он нас ведет,
Въ тот мир знакомый и чудесный,
Что намъ спасение несет.

Унылый звон, как песнь, протяжный
Несется ныне над землей
Ученый люд и люд сермяжный—
Должны внимать бы песни той.

Весна: природа оживает:
Уж слышен новой жизни вход.
Земля покров свой изменяет.
Под светом солнца тает лед.

Но пусть же света луч коснется
И человеческой души.
Пусть человек от сна проснется,
Молитву вознося в тиши.

Пусть благодать поста, молитвы
Возродит грешника душой,
Пусть он от грешных благ ловитвы
В мир обратится неземной.

Мир Божий, рай и царство света
Сойдёт на грешника тогда:
Душа его будет согрета
Любовью Божьей на всегда.

1912 год

От дня празднования Пасхи зависит и продолжительность Петрова поста, который начинается через семь дней после Пятидесятницы и продолжается до 12 июля — Дня святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

***

Евангельские Чтения

В этот день на Литургии звучит: 1 зачало Деяния святых апостолов глава 1 с 1 по 8; 1 зачало Евангелие от Иоанна глава 1 стих с 1 по 17.

Деяния святых апостолов, глава 1,  с 1 по 8 (1 зачало).

1 Первую книгу написал я к тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала
2 до того дня, в который Он вознесся, дав Святым Духом повеления апостолам, которых Он избрал,
3 которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием.
4 И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня,
5 ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым.
6 Посему они, сойдясь, спрашивали Его, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?
7 Он же сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти,
8 но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли.

Евангелие по Иоанну, глава 1, стих с 1 по 17 (зачало 1)

1 В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.
2 Оно было в начале у Бога.
3 Все чрез Него на́чало быть, и без Него ничто не на́чало быть, что на́чало быть.
4 В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.
5 И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.
6 Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн.
7 Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него.
8 Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете.
9 Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир.
10 В мире был, и мир чрез Него на́чал быть, и мир Его не познал.
11 Пришел к своим, и свои Его не приняли.
12 А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими,
13 которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились.
14 И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.
15 Иоанн свидетельствует о Нем и, восклицая, говорит: Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня.
16 И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать,
17 ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа.

 

По материалам:

  1. Календарь. Азбука Веры.
  2. Воскресение христово. Древо.
  3. «Праздники и посты Православной Церкви. Календарь -справочник.» — М. «Даниловский благовестник», М. ЗАО ИД «Комсомольская правда»
  4. Православное духовенство.
  5. Воскресение иисуса Христа. Православная энциклопедия.
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Календарь
Поиск
Метки
Управление